«Наше исчезновение или метаморфоза, вот то, что я пытаюсь инсценировать»

Почему ты стал художником? Ты помнишь точный момент принятия этого решения?

Честно говоря, у меня до сих пор нет убеждения, что я стал художником. Это зависит от обстоятельств! С такой разной деятельностью, как у меня, я постоянно меняю свои представления о том, что я хочу делать: начиная от иллюстраций и заканчивая технической экспертизой CGI. Сейчас я довольно далек от того, чему учился, получая художественное образование. Тем не менее, мне нравится работать над очень личными проектами, когда могу. Именно в такие моменты, без ограничений, я чувствую себя художником.

Я всегда был окружен определенной творческой энергией. Даже когда не думаю о создании чего-то нового, в конце концов, это всегда меня догоняет. Я убежден, что моя жизнь синхронизирована с этим…

Оглядываясь назад, не думаю, что у меня был выбор. Вся деятельность похожа на необходимый обмен: получить – отдать. В противном случае, моя чаша быстро переполнится!

Пейзажи, 2020. CGI

Ты определенно цифровой художник, не так ли?

Это правда. Категория «цифровой художник» мне больше всего подходит. Моя связь с технологиями очень сильна. Я долгое время был увлечен компьютерной графикой. Сегодня могу сказать, что я все-таки пошел дальше и развил более критический взгляд. На это ушло много времени, и не всегда удавалось добиться успеха!

Интересно посмотреть, что может предложить тот или иной медиум, что он может выразить, но не стоит становиться его бездумным слугой.

Иногда, когда это имеет смысл, я пытаюсь найти способы привнести все эти цифровые элементы в более осязаемое пространство с помощью текстиля и 3D-печати.

Первая причина: проблемы с хранением, потому что, как это ни парадоксально, срок службы компьютерных данных может быть очень ограничен. Я не хочу, чтобы годы моей работы были стерты с жесткого диска в момент!

Вторая, (и прежде всего) поиск более интимного контакта, который становится глубоко трепетным, когда ты обрабатываешь нематериальные данные! Именно тогда, когда эти данные переходят из цифровой формы в материальную, моя художественная практика действительно начинается, так как это заставляет меня задуматься над вопросами контекста и концепта.

Кокиль, 2018. 3D печать

О доведении твоих цифровых идей до ощутимой формы с помощью текстиля и 3D-печати. Какие артефакты уже напечатаны? Что они значат для тебя? 

С одной стороны, я напечатал определенное количество 3D-объектов. В основном, это отпечатки, сгенерированные фракталами. Я хочу найти через CGI-инжиниринг своего рода креативную матрицу. Это идея, очень близкая кибернетике, которая устанавливает тесную связь между нашей системой мышления и основой вычислений. Если компьютерная наука — это картография нашей системы мышления, то, возможно, и здесь есть творческий источник, которому мы могли бы, при правильных настройках, придать форму автономии.

Второй материальный проект – это некоторые печатные ткани, это такой промежуточный результат, на полпути между 3D и фотографией. Такая печать усекает перспективу, иногда делая  эти объекты сферическими, иногда плоскими. Концепция заключается в том, чтобы запечатлеть некоторые пейзажи глазом, почти лишенным понятия точки зрения, имманентным глазом! 

Это довольно сложно по определению (смеется), поэтому я практикую фотограмметрию для этого, делаю много снимков одного и того же места, чтобы создать цифровую версию, 3D объекта и текстуру, буквально как кожу! После этого я печатаю их на ткани, чтобы сохранить эту идею кожи, и предлагаю использовать их художникам в качестве творческого материала.

Серия искажений, 2019. Фотограмметрия.

Какой потенциал ты видишь в креативных матрицах? Не думаешь ли ты, что в них может возникнуть неконтролируемая сила?

Я вижу в этом сильную поэтическую силу! Создавать красоту? Стать ближе к творческому источнику? Это не очень понятно для меня, но это почти магнитная сила притяжения!

Это влечение может быть связано с психотропными переживаниями, которые у меня были, когда я был моложе. Мне все еще интересно, откуда пришли эти видения.

Я не могу действительно сказать, есть ли в них слишком много силы! На данный момент, это скорее квест, поиск путей того, как их можно использовать для добра, но да, в долгосрочной перспективе они могут представлять собой инструмент, который можно использовать в некоторых сомнительных целях.

Без названия, 2019. CGI

В каких «сомнительных целях» можно использовать креативные матрицы?

Развитие и демократизация нейросетевого обучения показало, как их можно неправильно использовать! Глубокая подделка, синтез речи и так далее…

В более широком смысле, в конечном итоге, это приведет к тому, что творческий акт потеряет свою ценность, даже большую, чем техническая воспроизводимость. Потеря рабочих мест в некоторых областях, таких как 3D-анимация, 3D-такелаж, где GAN (генеративные соперничающие сети) добились огромных успехов. И это только для моей области; на самом деле это повлияет на все сферы нашей жизни.

Так что, даже если этот подход имеет определенную поэзию, в большом масштабе результат будет очень проблематичным.

Без названия, 2019. CGI.
Агапэ, 2018. CGI.

В твоих работах есть некоторая озабоченность материальным/природным миром. Кроме того, люди выглядят как неоязычники, что в совокупности приводит к пост-апокалиптическому видению будущего, которое, тем не менее, каким-то образом связано с виртуальной реальностью… Не так ли?

Вроде того, да! Многое смешивается в образах, и мне нравится позволять глазам каждого человека видеть то, что они хотят видеть. Есть несколько повторяющихся тем, часто связанных с перспективами нашего будущего, когда речь не идет о нашей дуальности.

У меня есть более или менее осознанное ощущение, что мы находимся здесь в очень особенное время, в переходный период. Это очень скользкое время, потому что я не понимаю, до какой степени есть контроль над ситуацией.

Среди всех этих трансформаций, которые происходят в данный момент, меня особенно интересует то, что связано с нашим отношением к изображению. Есть книга на эту тему, которая глубоко впечатлила меня: «Преемственность реальности» (La relève du réel) Сержа Салата. Она с большой глубиной выражает этот перелом, через который мы сейчас проходим.

Я пытаюсь представить именно наше исчезновение или метаморфозу. В начале моей практики использования CGI, в моих работах не было людей. Я начинал с идеи, что они эволюционировали в образы, архитектуру, места, которые они оставили после себя.

С момента изобретения перспективы наша одержимость входом в “изображение”– в место всех возможностей, при этом свободное от ограничений пространства и времени, благодаря технологии VR / AR (виртуальная и дополненная реальность) достигла такой степени, какой никогда не была раньше.

Мне интересно посмотреть, что будет дальше, но это всегда оттеняет определенную меланхолию, потому что я очень привязан к этому вибрирующему, осязаемому миру. 

Без названия, 2019. CGI
Без назввния, 2018. Фотограмметрия

Ты упомянул будущее без дуализма. Что ты в нем видишь?

Единство! Это повторяющаяся тема в моей работе, у меня есть ощущение, что многие наши проблемы сегодня исходят из этого разделения, которое мы переживаем. Слишком много вещей находятся в состоянии дуализма (Природа/Гуманность, несущественное/вещественное и так далее). Очень важно принять эти противопоставления. Вот почему в некоторых моих образах есть этот сладкий/застенчивый тон, это способ смириться с этой дуальностью.

Текстуры, 2018. CGI
Пространство, 2019. CGI
Без названия, 2019. CGI.

Существует пересечение визуального языка твоих работ с рекламой. Это преднамеренный шаг с твоей стороны или это профессиональное?

Я думаю, что основным источником вдохновения для этого является чрезмерная любовь к рекламной графике 70-х — 90-х годов, к тому как она представляет нам видение мира: с невероятной изобретательностью, эффективностью и даже определенной странностью. Сегодня эти образы имеют большую двусмысленность, потому что за их полировкой всегда чувствуется их кажущееся совершенство, определенная сухость, зияющая дыра, которую никогда не удавалось заполнить идеологией потребительства.

Именно увлечение этим дуализмом подтолкнуло меня к участию в вэйпорвейв (vaporwave) движении и к признанию своего акселерационного настроения.

В остальном, я работаю в креативном агентстве, и вероятно, интегрировал много эстетических кодов из их видения!

Duhkha, 2019. CGI

Повлияли ли пандемия и самоизоляция на твою деятельность и на те идеи и темы, которые ты бы хотел исследовать?

Что касается моей профессиональной рутины: не совсем, так как я работаю дома на компьютере. Но я почувствовал кризис, как и все остальные, со странной атмосферой на улицах и потоком информации. Это вызывает много вопросов. Каким будет мир после кризиса?

Есть возможность изменить проблемную структуру нашего общества. Как мы, как представители креативной индустрии, можем играть в этом роль?

Над каким проектом ты сейчас работаешь?

Я работаю над кое-какими проектами для Auroboros, бренда, сосредоточенного на интеграции и слиянии науки и технологий в моде. Это очень интересный проект, и есть несколько замечательных людей, с которыми я могу работать! 

Кроме того, я работаю со своими родственниками над текстильными изделиями, изготовленными из тканей, которые я произвел за последние несколько лет. Прототипы готовы, и все, что осталось — это начать коммуникацию и встретить первых заинтересованных людей! 

Какой твой любимый проект и почему?

Серия рисунков, выполненных подобно автоматическому письму. Я очень люблю эту работу: это проект, который следовал за мной на протяжении почти десятилетия!

Я хотел запечатлеть нервную активность, как машины, которые обнаруживают землетрясения, но кончиком карандаша. Это отвлекало меня на некоторое время! Я перестал делать эти рисунки несколько лет назад; я заменил их медитацией, где продолжаю наблюдать за своей нервной активностью.

Из серии «Облако», 2015. Рисунок

Это способ найти вдохновение?

Прежде всего, это форма необходимости; у меня есть тенденция быть легко запутанным и перегруженным ощущениями, мыслями и т.д. И эти практики помогают мне прояснить все эти аспекты, по крайней мере, направить их в нужное русло.

Конечно, такие ритуалы оказывают глубокое влияние на мою художественную практику. Тем более, что я очень редко концептуализирую свою работу. В основном это инстинктивный поиск с помощью манипуляций инструментом, поэтому результат во многом фокусируется на моем собственном восприятии.

Это процесс, который может показаться эгоцентричным, но в долгосрочной перспективе это не так. Самоанализ, если надавить достаточно глубоко, в конечном счете, может связать нас глубже с другими, заставляя нас осознать непостоянство нашего эго и нашу взаимозависимость с другими.

Из серии «Архитектура», 2018. CGI