«Мне важно понимать, как формируется реальность, в которой я нахожусь»

Почему ты стала художницей?

Я выросла в семье, в которой национальный вопрос стоял очень остро всегда. Я полюбила Беларусь всем сердцем будучи ещё совсем маленьким человеком. Произошло это благодаря путешествиям по стране: родители показывали нам  многочисленные церкви, костёлы, замки, усадьбы, монастыри. Большая часть из них была в разрухе и запустении. Папа рассказывал истории про них, подробно описывал архитектурные особенности, про выдающихся людей, которые причастны к созданию, про то, какими большими и богатыми были деревни и местечки, где возведены эти памятники. Когда я пошла в школу, заметила, что практически ни у кого из моих сверстников и близко нет представления о том, где они живут и что такое Беларусь. Я росла, и это всё сильнее меня обескураживало. И совершенно естественным осознанием в какой-то момент для меня стало то, что я хочу заниматься асветніцкай деятельностью, работать с тем, чтоб сохранять ускользающее, рассказывать о нём. Я училась в музыкальной школе, много рисовала. Мне всегда нравилось создавать и фантазировать. И я представляла, что буду это как-то использовать для популяризации белорусской этники. В старших классах в поле моих интересов плотнее попал народный костюм и текстиль, поэтому я получила образование художника по костюму в академии искусств. Работать исключительно с одеждой я никогда не хотела, она интересовала меня скорее как способ трансляции определенных посланий, способ коммуникации с миром.

<2020.04>. Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Иллюстрация к тексту Кати Рускевич для проекта Музея современного искусства Гараж (Москва, Россия) в рамках проекта Reflections. 2020.
<2020.01>.Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Иллюстрация к тексту Кати Рускевич для проекта Музея современного искусства Гараж (Москва, Россия) в рамках проекта Reflections. 2020.

Твоя первая персональная выставка Долгая дорога домой была представлена в одном из государственных учреждений. И, символично, что она была закрыта сразу после пройденных выборов президента 9 августа 2020 года….

Спустя несколько дней после выборов я сама сняла экспозицию, чтобы обозначить свой протест, поддержать тех рабочих, которые начали бастовать. Это одно из немногих доступных мне действий, которыми я могла выразить свою солидарность с заводчанами. Выставку я не хотела приурочивать к событиям на политической арене, несмотря на то, что её содержание напрямую связано с убивающим всё живое 26-летним режимом. Невозможно было предугадать развитие событий минувшего лета. Мне было важно в первую очередь для себя самой сделать видимыми те наблюдения и мысли, которые долго накапливались внутри. И из-за крайне куцего количества экспозиционных пространств в Минске, выбор пал на свободное и доступное, государственное. Хотя, естественно, площадка в нынешнем её состоянии весьма далека от идеала по множеству параметров.

Откуда появилось название Долгая дорога домой?

Это название, которое всегда в моей голове относилось к архиву с переживаниями “о судьбах родины”. Неизбежная фиксация осознания, что несмотря на то что, я живу здесь, в Беларуси, это совсем не та версия страны, в которой я мечтаю находится, в которой могла бы. Как и миллионы других белорусов. Многочисленные коллективные действия и решения приближают нас на шаг к возвращению себя самих в наш настоящий дом, свободный, изобильный. Дом, в котором нет двойственности, искусственно созданных разделений. Хочется пребывать в стране, в которой практику присутствия нет больше нужды превращать в процесс трансформации перманентных системных сбоев, в энергию жизненного потенциала. Доўгая дарога дамоў – может трактоваться и как “длинная”, и как “долгая”, а это имеет отсыл к категориям пространства и времени, что также для меня важно, как для художницы, использующей определенный язык для изъяснения.

Инсталляция выглядит как интерьер, который можно увидеть практически в каждом деревенском доме в Беларуси. Это алтарь, это сложенные подушки и покрытые рушником… 

Аллюзию на интерьер традиционной полесской хаты я выбрала как призму, через которую мне виделось возможным показать тот матричный слом, в котором оказалась не столько сама народная культура, сколько её субъект — народ. В силу того, что она бесписьменная, огромное значение в ней принадлежит традиции как способу трансляции жизненно важной для общества информации. Я стремилась к тому, чтоб создать многослойное пространство, правильнее даже сказать многомерное, наполнив его кодами и символами, принадлежащими параллельным реалиям, не пересекающихся (при нормальном ходе событий) измерений. Все мы оказались заложниками режима, и живём как минимум в двух одновременно. Цикличность повторений пятилеток властвования председателя колхоза обезвожила на всех уровнях настоящее, аутентичное, превратив наивное (этническое) в примитивное, сухое, в макет жизни. Использование интерьера помогло мне затронуть не только визуальную составляющую народной культуры, но и срез традиции, мифологии, обряда, то есть тот  срез сакральных знаний, которые интегрировались нашими предками в атрибутику внутреннего убранства хаты, в быт, материализуя философию  создания дома, сотворения пространства для жизни.

Долгая дорога домой,  фрагмент инсталляции. 3D-печать, дерево, баннер, цифровая печать. Национальный центр современных искусств (Беларусь, Минск), 2020.
Долгая дорога домой,  фрагмент инсталляции. 3D-печать, дерево, баннер, цифровая печать. Национальный центр современных искусств (Беларусь, Минск), 2020.

Автопортрет. Цифровая графика из проекта Долгая дорога домой. 2020.
Без названия. Афиша для коллективной медитативной практики  Загляне сонца і ў наша ваконца в рамках Долгая дорога домой. Национальный центр современных искусств (Беларусь, Минск), 2020.

Это исследование, которое ты проводишь?

Да, на данном этапе фокус моего внимания сосредоточен в основном на этих вопросах. Мне важно понимать, как формируется реальность, в которой я нахожусь. Но более того —   обнаруживать и осваивать инструменты её качественного и эффективного преобразования. Я изучаю влияние архаики на развитие будущего. Настоящее в контексте локальной культуры, занимающей сейчас центральное место в моих исследованиях, обрело статус  отобранного силой, и можно сказать, утерянного. Лишь через некоторые прорехи в полотне сегодняшнего социального (= политического) можно получить доступ к ресурсам и энергии жизненного потенциала, которую я стремлюсь высвободить, обращаясь к прошлому.

Одним из краеугольных камней в этом исследовании является этнографический рисёч длинной в сознательную жизнь. Поскольку я всегда была увлечена беларусской традиционной культурой, я собирала  различные материалы по теме: книги, текстиль, фотографическое наследие. В какой-то момент у меня обострилась потребность найденные материалы структурировать и делиться ими, чтобы способствовать формированию аутентичного и правдивого образа этнической Беларуси. Пару лет назад  я создала онлайн-платформу Past Perfect, начала показывать редкие материалы, которые нахожу совершенно особенными и малоизвестными для широкого круга беларусов. Важное место среди них занимает Полесье. Последние несколько лет я езжу туда в экспедиции и фиксирую представляющие для меня интерес вещи, стараюсь больше видеть и чувствовать. Меня вдохновляют объекты сакрально-бытовой культуры, декоративно-прикладное искусство. До начала пандемии и прочего, я имела план расширения деятельности и перевода её и в офлайн, в формате встреч с людьми, которые, сохраняют и развивают традицию, делают это с особым вкусом, подходом, стилем. 

Без названия. Снимок из проекта Past Perfect. Полесье, Беларусь.2019-2020.
Без названия. Снимок из проекта Past Perfect. Полесье, Беларусь. 2019-2020.
Без названия. Снимок из серии The emptiest set. 2018.

Почему Полесье?

В первую очередь — это личная история. Думаю, вообще всё важное и весомое, что есть в мире, именно на сердечном  и завязано. Искренние душевные импульсы — огромная мощь, они позволяют сдвигать неподъемные глыбы. С Полесья мои прабабушки и прадедушки, мои родители, я сама родилась там. Поэтому именно там расположены мои места силы, пребывание в которых позволяет мне увидеть яснее свой путь, восполнить ресурс, почувствовать энергию моего рода. Но, конечно, этот регион я нахожу совершенно особенным с точки зрения сохранности и богатства культурного  наследия, природы, атмосферы в целом. 

Как бы описала исходя из своих исследований что такое беларуская культура? Хотя бы локально, на примере Полесья?

Это совокупность проявлений жизни, которые являются максимально ёмкими и глубокими, воплощение искренности. Через эти проявления человек имеет возможность некоторого приближения к знанию о том, как устроено мироздание, к Источнику, имеет возможность вспомнить свою истинную природу. Это коды, которые до определённого уровня позволяют считывать матрицу устройства Вселенной, и, возможно, избавляться от ментальных омрачений. В принципе, это относится к любой этнической культуре. Но Полесье я бы характеризовала как тот оплот, где многие противоречия, к примеру, борьба мифологического и рационального, христианства и язычества, перестают конфликтовать, и в этом проявляется великая красота. 

Это резонирует с тем, что видно сегодня в протестном движении – солидарность. И невозможность разделить народ на два флага. Что территория Беларусь по каким-то странным но прекрасным стечениям истории обладает большей силой объединять, находить точки схода, чем наоборот.

Я не соотносила эти вещи таким образом, но похоже, что так и есть. Те процессы, что происходят в Беларуси, разворачиваются в разной форме и в мире. И Беларусь сейчас словно оказалась точкой высвобождения трансформирующихся энергий, смещающихся полюсов силы. Думаю, все будущее, и не только в Беларуси, будет в руках женщин. Человечество дошло до того момента, когда патриархальная модель устарела во всех смыслах. И не просто устарела, она максимально неуместна более. Приход женщин к власти необратим, созидательная энергия должна как можно скорее заместить главенство воинственной и разрушительной мужской, это станет истинным спасением для всего человечества. Наша цивилизация дошла до тупика, и если кардинально не изменить взгляды, направив их в сторону света, любви, мира, то может не стать больше и людей. И мне радостно, что в Беларуси именно через   мирный протест происходят качественное изменения. Я горжусь всем сердцем беларусами! Мы – уникальный случай, сейчас пример для всей планеты! И перемены приближаются, никогда и ничего не будет, как прежде. Я искренне в это верю. Думаю,  для женской части нации происходящее подобно проработке исторических травм. Всё то бессилие, с которыми столкнулись женщины оказавшись после войн 20 века без мужей, отцов, братьев, один на один с горем и бедами, ищет выхода. Не через приятные события, а через момент хоть и ранящего, но преобразования, болезненного роста, осознанного взятия ответственности на себя и, как следствие, освобождение от страданий.


Когда приходит ночь. Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Из графической серии Время быть человеком. 2018.
Человек.Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Из графической серии Время быть человеком. 2017.

Каким зрелым оказалось общество и какой незрелой оказалась власть… Устаревшей в риторике обращения с народом и используя силовые методы для “успокоения” толпы. И факт того, что президент постоянно ходить с сыном, но нет женщины рядом — ведь если патриархат выступает за гендерное разделение ролей, то тут даже этого нет. 

Да, это похоже на какую-то обратную перспективу. Потрясающе, что наше общество приняло тот факт, что женщина может быть лидером нации. В целом, во многих вопросах оно готово быть достаточно прогрессивным. И ведь с каждым новым поколением коллективное сознание расширяется. Когда мы окажемся в безопасных условиях, даже сегодняшним основным составом, энергия созидания, которая прячется в нас, будет наконец-то высвобождена. Это позволит совершить стремительный скачок вперед. Сколько есть фантастически успешных белорусов по всему миру – это люди, просто попавшие в нормальную среду, в которой не приходится выживать, а можно жить и развиваться, реализовывать таланты, данные от рождения. 

На твоей платформе есть аудиозапись, которую можно услышать в центре города: ее играет мужчина на дуде на выходе из метро. Почему ты ее поместила в свое исследование?

Это будто один из разрывов в паттерне нашей местности, будто бы разлом, из которого прорывается нечто искреннее, что сложно идентифицировать. По факту – это очень простое действие уличного музыканта, но в тот же момент, оно воспринимается иначе, как что-то глубокое и мистическое, трогает до глубины души. То, что происходит в нашей стране последние 26 лет, направлено на унификацию и стирание отличий, уничтожение жизни и создание полотна, макета, в котором всё бездушно, сухо расчерчено, отчего куцому уму более понятно, а значит — более управляемо. И лишь за счет каких-то таких сбоев в матрице – жизнь вырывается наружу, жизнь выживает, проявляется вопреки.

Шавасана. Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Из графической серии Время быть человеком. 2018.
<2020.03>. Бумага, цветные карандаши. 21 х 29,7 см. Иллюстрация к тексту Кати Рускевич для проекта Музея современного искусства Гараж (Москва, Россия) в рамках проекта Reflections. 2020.

Кто оказал наибольшее влияние на формирование тебя, как художницы?

В разные периоды жизни на меня оказывают влияние разные авторы. Всё зависит от того, какие внутренние вопросы для меня стоят острее всего, куда устремлён мой взор. Точно могу сказать, что художники, чьё творчество я высоко ценю, преумножают любовь, свет, красоту. Конечно, бывает, очень своеобразными и даже завуалированными способами, но на уровне интуиции всегда ощущается, какие вибрации исходят от произведения.
На протяжении долгого времени очень откликаются работы Бренны Мёрфи (Brenna Murphy), например. Если про Беларусь — люблю то, что делает Даша Голова, Юра Шуст, вдохновляет всё, что связано с РБ!ОБ! — просто потрясающе, что это происходит у нас. Но конечно, имён и персоналий, чьё творчество заряжает, очень много. Ещё совершенно особенной фигурой для меня является Микола Тарасюк — резчик по дереву с Полесья, который жил в деревне Стойлы. Мне посчастливилось познакомиться с ним в 2014 году, до того, как он покинул этот мир. Он примитивист-самоучка и определённо гений, который когда-нибудь, надеюсь, будет знаменит как Пиросмани или Руссо. Его искусство наивное, необычайно пронзительное и самобытное.

Чем или кем ты вдохновляешься?

Меня вдохновляет огромное множество вещей! Но в них всех, наверное, общим является живое и явное присутствие воплощения идеи эволюции — развёртывания скрытой потенциальности. Формы, конечно, могут быть очень разными, и нет смысла начинать перечень, потому что это всё, что происходит вокруг, внутри. Нет проблемы найти вдохновение, важно насладиться пребыванием в этом состоянии, либо процессом его преобразования.

20.02.2020.Маша Мароз. Фото Ивана Гречищева.